«Какие твои годы?»

Привет, друзья!

У меня сегодня статья, которая, наверное, не очень-то вписывается в формат моего сайта, и в ней не будет рассказа об очередном интересном месте и красочных фотографий.

Но мне почему-то очень захотелось поделиться кое-какими своими мыслями.

Кто-то из вас в курсе, кто-то узнает только сейчас. В общем, на прошлой неделе я загремела в больничку. Ничего смертельного, и со мной уже почти все в порядке. В общем, почему и как я там оказалась — не суть, а суть вот в чем. Из четырех дам, собравшихся в одной палате я оказалась самой молодой. Остальным было от 75 до 82 лет.

Сочувствуете?

Я тоже, войдя в палату, закатила глаза.

Естественно, поначалу я не обращала на них никакого внимания, и почти все время втыкала в книгу.

Во-первых, потому что она меня хоть как-то отвлекала от дурных мыслей и неведения, как там и что будет с моим лечением.

А во-вторых, я была совершенно не в состоянии слушать все эти беспощадные тонкости их здоровья, нормальные в 80, но абсолютно дикие для относительно здорового человека в 30 лет.

Но к тому моменту, когда все прояснилось, и моя голова стала способна пропускать мысли типа: «какая здесь отвратительная столовка» и «до чего же хорошенький со мной работает интерн», я созрела и на общение с соседками.

Больше всего я разговаривала с одной из них, старушкой 82-х лет.

Нет, я по прежнему пропускала мимо ушей все попытки поделиться «особенностями внутренней организации», ну вы поняли? Но когда мне удавалось направлять разговор в нужное мне русло, я заслушивалась.

Она не говорила ничего эдакого.

Она просто говорила о себе и о своей жизни.

О своем детстве, которое пришлось на военные годы. О том, как они с мамой выживали в блокадном Ленинграде, оставшись вдвоем. И выжили.

О том, как на ее глазах восстанавливался послевоенный город, как шаг за шагом отстраивались дома, оживали предприятия.

О том, как у нее появилась возможность учиться и получить работу в Нарвском универмаге.

«Нам, — рассказывала она, — чтобы зарплату нормальную получить, надо было выполнять план. А полки пустые, талонная система — как его выполнишь? И нам «сверху» иногда помогали — подкидывали заказы покрупнее.

Помню, пришла шуба. Из голубой норки! Такая волшебная! Оказалось, заказ для Гагарина Юрия, для жены его! Потом для жены Леонида Утесова тоже шубу прислали. А мы что — все в пальтишках тогда, на пуговках. Развернем эти шубы, посмотрим. И думаем — какие они счастливые женщины!»

Она усмехнулась своим воспоминаниям.

В ее словах город представал таким, каким его показывают в старых фильмах. Без шумного потока машин, без рекламных биллбордов, с мужчинами в похожих пиджаках и галстуках и женщинами в платьях, пошитых из одной ткани. 🙂

Естественно, я знала об этом, видела старые фото послевоенного Ленинграда, и фильмы о нем. Но из уст живого свидетеля того времени слышать такие рассказы было еще интереснее.

Она рассказывала, как ездили на танцы, искать женихов. «Ой, — говорит, — отчаянно мы женихов искали. На танцы ездили в Пушкин. Там корпус был, не помню уже, что за корпус, вот с курсантами мы и гуляли. Ай! Все-равно никого не нашли. Да и искать не надо было. Муж сам нашелся, когда и не ждала никого».

Передо мной стояла не седая сгорбленная старушка, которых мы толпами раздраженно обгоняем по пути к метро, которым уступаем (или не уступаем) место в автобусе, на которых злимся за их хамство в тех самых филиалах ада на земле типа поликлиники и почты.

Я видела перед собой молодую девчонку в приталенном платье-колокольчике, которая собирается на танцы.

Видели бы вы, как сияли ее глаза. Лицо ее как-будто становилось моложе, когда она вспоминала о том, как встретила мужа и рассказывала об их свадьбе. И о том, как прожили вместе 50 лет. До тех пор, пока его не стало.

В ее словах не было трагедии и не было грусти. Она ни разу не посетовала ни на свою жизнь, ни на нынешнее поколение. С интересом спрашивала, почему утром я использую один крем для лица, а вечером другой, и как я в больнице подключилась к интернету. 😀

В какой-то момент она спросила: «А тебе-то, внучка, сколько? Есть хоть 20?» Видимо, удивляясь, как я оказалась в больнице. Двадцать! Господи ты боже мой. 🙂 Ну конечно же я выгляжу старше 20-ти! И не питаю на этот счет иллюзий. Да, может быть чуток помоложе своего реального возраста, не буду кривить душой. Но уж точно не на 20.

И знаете что? Спросила она у меня это не оттого, что я якобы вся такая юная и свежая. Просто ей уже 80. И будь мне хоть 35, хоть 40 — я для нее была бы молодой девчонкой. «Какая ты счастливая. Вся жизнь впереди!».

А мне вот вспомнилось, как тут недавно, когда вот всем сверстникам поисполнялся тридцатничек, посыпались шуточки про песок, про «можно звать меня бабушкой», многие стали подводить какие-то итоги…

Нет, все это нужно: и промежуточные итоги подводить очень полезно, и ирония, в общем-то, безобидная. Но, е-мое, вы только задумайтесь над тем, что вокруг делается?

Мы сокрушаемся над тем, что протусить всю ночь и проснуться свежачком, как в 17, стало уже трудно.

Мы вспоминаем наше детство и сравниваем с нынешнем поколением, не забывая бузить, «что детства у них нет с этими гаджетами, не то, что у наааас, когда мы до ночи пропадали во дворах».

Девчонки ищут (а кто-то уже давно нашел) первые и не очень морщинки, а парни нет-нет да и проверят, не остался ли лишний волосок на расческе.

Вы видите, что мы делаем? Да мы сами заставляем себя стареть. Не слишком ли много внимания мы уделяем времени уходящему?

Себя я вряд ли могу отнести к излишне рефлексирующим и ностальгирующим людям, хотя прошлое меня, несомненно, интересует. Но очень уж часто стала слышать вокруг, что «раньше небо было синее, а трава зеленее».

Нам тридцать. Нам всего лишь тридцать, дорогие мои. А не уже! И у нас правда все впереди. Время зарабатывать деньги, время учиться и время любить, а кому-то еще и просто влюбляться.

Время рожать детей, и вместе с ними развиваться.

Время избавляться от излишнего инфантилизма и другой крайности — боязни взрослеть.

Время путешествовать. Заниматься спортом. Учить языки.

Как много еще мы можем успеть!

У меня уже нет бабушек и дедушек. Они у меня были замечательные. Они мне многое успели рассказать, а я — расспросить. Это всегда было важно и увлекательно. А сейчас, при всей своей интересной и гармоничной жизни, и при всем том обилии общения, главным образом со сверстниками и людьми, которые не так уж намного и старше меня, недавно поняла, чего мне так не хватает. Пожилых людей рядом. Как бы это глупо не звучало.

Мне очень не хватает моих стариков с их мудростью, знанием и каким-то особенным, глубоким пониманием жизни, и их вечным: «Да какие твои годы». С их размеренной речью, старыми словечками и одной фразой, которая порой может вместить в себе ответ на миллионы вопросов.

И если у вас они есть — вам очень повезло. Навещайте, разговаривайте, спрашивайте. И цените. За каждым таким человеком стоит целая история.

Как когда-то будет стоять за нами. 🙂

В качестве миниатюры использовано фото из серии Тома Хасси «Зеркало помнит». Кому интересно, серию фотографий можно глянуть здесь: http://fashiony.ru/page.php?id_n=67655

Поделиться в соц. сетях

Комментариев: 2 на “«Какие твои годы?»

  1. Nastya

    И мне их не хватает! Именно пожилые люди иногда оказываются самыми понимающими и самыми лояльными! А в 30 лет подводить итоги… Ну, главное, к 30-ти нигде не опоздать)) Когда слышишь от 30-летнего «я не нашел ЕЩЕ своего призвания» или «мне рано заводить детей, я сам(а) еще ребенок», то тут не грех и подумать, что ему (ей) ведь УЖЕ 30! А вообще, 30…40… Если будешь жить до 100, то и 60 — это «еще», а не «уже»))

     
  2. Darya Darya

    Насчет призвания может можно и поспорить. Есть случаи, когда призвание обнаруживается уже и в предпенсионном возрасте, и вообще это вещь такая… эфемерная. Но с тем, что определенные жизненные этапы все-таки должны соответствовать определенному возрасту, полностью согласна. Мне кажется, это вообще залог того, чтобы жить в ладу с собой и с миром. Можно не иметь детей в 30, и иметь на это миллион вполне понятных причин. Но если среди них звучит «я слишком юн и свеж для этого», лично мне смешно. )) 30 — молодость, но уж точно не детство. 🙂
    А пожилые люди, ну, адекватные и разумные, разумеется, — да, на многое смотрят спокойнее и проще. И с ними легче. Мне кажется, многие из них живут уже другими критериями.

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + 18 =